Подробное интервью актера Дженсена Эклса для Радио «Винчестеры»

clip_image003

Любимый актер Дженсен Эклс (роль Дина Винчестера в любимом сериале «Сверхъестественное») общался с журналистами Радио «Винчестеры» и дал большое интервью онлайн.

Одна девушка-поклонница сериала записала подробный транскрипт интервью (на английском языке), и  вы можете прочитать его по этой ссылке. В статье ниже представлен полный перевод этого транскрипта, сделанный русским сайтом сериала «Сверхъестественное».

В интервью из первых уст от Дженсена Эклса возможны спойлеры, но вы прочитаете многое, что хотели бы знать о событиях девятого сезона сериала «Сверхъестественное», об отношениях героев и другое.

clip_image001

Интервью Дженсена Эклса для Радио «Винчестеры»

Радио «Винчестеры» (далее – РВ): Добро пожаловать на Радио «Винчестеры». Это специальный выпуск, и мы рады приветствовать на нашем радио Дженсена Эклса. Здравствуй, Дженсен! Ты с нами?

Дженсен Эклс (далее – Дженсен): Я тут, слышу вас.

РВ: Отлично, привет!

Дженсен: Что-то слышно плоховато…

РВ: Да, какие-то помехи, но ничего, мы рады тебя приветствовать!

Дженсен: Да, нормально, главное – слышим друг друга.

РВ: Добро пожаловать на Радио «Винчестеры», Дженсен.

Дженсен: Спасибо, что меня пригласили.

РВ: Наверное, это новый для тебя формат, подкаст.

Дженсен (смеется): Да, обычно я сижу в комнате, и куча народу тычет микрофонами мне в лицо. Так что да, мне комфортно. Я как раз постель убрал, пока с вами разговаривал, ребята.

РВ: Надо же, ты под коленкой можешь почесать, а мы и знать не будем? (в медицине это симптом, характеризующий такие болезни, как экзема, чесотка и пр. — прим.переводчика)

Дженсен: Точно!

РВ: Это как разговаривать с несколькими друзьями по телефону одновременно.

Дженсен (смеется): Да, но нас ведь будет слушать гораздо больше народу?

РВ: Хм, наш рекорд 10 тысяч слушателей.

Дженсен: Здорово!

РВ: Хотя, нет, мы забыли про Мишу. Это у Джима Майкла было 10 тысяч, а у Миши 35-40 тысяч примерно.

Дженсен: То есть, мне надо 35 тысяч переплюнуть, вы на это намекаете?

РВ: Ага.

Дженсен (смеется): Тогда мне надо хорошенько собраться с мыслями.

РВ: Мы понимаем, не волнуйся.

Дженсен (опять смеется): Ну, так что нового, рассказывайте.

РВ: Мы собираемся как следует тебя расспросить, так что приготовься.

Дженсен: Ох…

РВ: Да, вопросов будет немало.

Дженсен: Скандальных?

РВ: От тебя зависит, можешь дать на них скандальные ответы.

Дженсен: Ну нет, не с многотысячной аудиторией…

РВ (смех): Таких вопросов будет немножко, мы обещаем.

Дженсен: Ну, ладно, ладно, валяйте.

clip_image005

РВ: Окей, поехали. Начнем с одной из важнейших тем – Каин. Он предупредил Дина, что метка Каина будет иметь побочный эффект. Можешь нам хотя бы намекнуть, как эта метка повлияет на Дина?

Дженсен: Представьте, что Дин находится под воздействием стероидов, в малой дозе. Это изменяет его психологическое и физическое состояние. Он становится сильнее, но менее терпеливым и выдержанным, зато меньше волнений и эмоций. Дин превращается в хорошо заточенный инструмент для охоты, и это сказывается на нем, вы видите, куда ведет действие в сериале. А чем это закончится, я не знаю, я читал сценарии до 20-го эпизода, остается еще 3. Конечно, мне интересно знать, куда нас выведет сюжет. Но пока мы лишь создаем основу для финала.

РВ: Очень интересно. Итак, следующий вопрос…

Дженсен: И это означает, что мне приходится теперь «качаться» целыми днями.

РВ: О, тебя заставили тренироваться?

Дженсен (смеется): Да, трагичный случай, но бывает.

РВ (смех): Они посадили тебя на диету? Типа, протеиновые коктейли?

Дженсен: Нет-нет, такого нам никогда не советуют. Нас пытались привести в форму перед 1 сезоном, когда нам было едва за 20. Но с той поры нас оставили в покое. Нет, это наше личное дело. Если хотим быть в лучшей физической форме, то занимаемся. В смысле, вы заметили, как Джаред изменился внешне за последние годы, но я бы не стал утверждать, что Джаред делал это ради сериала, а не для себя лично. Руководство не следит за нашим питанием и не разрабатывает нам спортивные программы, как это порой происходит на некоторых съемочных площадках, вы и сами знаете. (Смеется) Они слишком заняты написанием сценариев, а мы слишком заняты съемками, так что нет на это времени. Если у Джареда или у меня получается позаниматься спортом, поддержать форму, то лишь по нашей собственной инициативе.

РВ: Понятно. Не первый раз в сериале мы видим конфронтацию двух братьев. Как думаете, в этот раз разрыв будет глубже? Решающий и судьбоносный? Насколько изменятся их отношения в будущем, как повлияют на сериал, и что увидим мы, зрители?

Дженсен: Это определенно что-то новое в отношениях братьев, как и предмет их спора. Прежде их разногласия походили, скорее, на споры двух братьев, старшего и младшего, это обычное дело в семье. Теперь же речь идет о жертве, которую каждый хочет принести ради другого брата. Понятно, что Дин готов принести жертву, сохранить семью, удержать младшего брата рядом, продолжать их привычную жизнь. Но становится все более очевидным, что Сэм не собирается тратить свою жизнь подобным образом и что Сэм не согласен с планом Дина. Конечно, это «горькая пилюля» для Дина, и единственный способ для Дина, как с этим может справиться – просто ее не глотать. Мне кажется, метка Каина повлияла на Дина таким образом, что он стал мыслить проще, он избегает разбираться в сложностях отношений с братом и сосредоточился лишь на одной цели – Абаддон. Видимо, он отложил на потом прочие сложности. Сэм же продолжать размышлять над своими переживаниями. Я не знаю, куда и к чему это приведет, и что там задумали сценаристы, и будет ли это выражено в оставшихся эпизодах… Наверное, да.

РВ: В нынешнем сезоне мы наблюдаем более «холодные» версии Дина и Сэма. Дин своеобразно реагирует на возражения Сэма, Дин вообще стал более жестким и холодным, мы видим это и по тому, как он спокойно убил того парня в 9.15 Thinman, и по обстановке его комнаты, которая стала более спартанской, а Джерри Ванек (художник сериала — прим. перев.) намекнул в твиттере, что это было сделано намеренно. Это все из-за метки Каина или из-за проблем, свалившихся на братьев? Или все вместе?

Дженсен: Да, это все последствия метки Каина и того, что она делает с Дином, с его психологическим и эмоциональным состоянием. Теперь Дина меньше заботят моральные аспекты, последствия его поступков, из-за чего он и убил человека вместо того, чтобы вырубить и доставить в полицейский участок, учитывая, что и у самого Дина были в прошлом нелады с законом. «Плохой парень? Убить». Граница между черным и белым для Дина становится угрожающе четкой. Дин и так был всегда резок в оценках, но все же в нем была человечность, а сейчас серые области для него почти исчезли. Сейчас, из-за метки Каина, из-за напряжения между братьями, из-за того, к чему ведет нынешний сезон, Дин ведет себя в духе: «Если ты по другую сторону, то не важно, монстр ты или человек – я тебя пристрелю».

РВ: Нам нравится наблюдать за переменами в Дине, это и правда интересно.

Дженсен: Да, этот так. Долгое время наиболее интересные события происходили вокруг Сэма, как сюжет повлияет на Сэма. И хотя, надо признать, многое происходящее было подано через точку зрения Дина, сюжет был посвящен Сэму, изменениям в данном персонаже. Так что да, теперь интересный поворот в сюжете, интересно играть Дина, который борется с собственными демонами, заполучив метку Каина. В случае с Сэмом это был Люцифер, в смысле, все эти демоны в голове Сэма. И теперь очередь Дина с этим бороться. Или пока не борется, еще только осознает. Пока, мне кажется, он еще не пришел к выводу, что с ним творится неладное. Но мне нравится то, что для Дина что-то изменилось.

РВ: Прошлый сезон завершился душевной сценой между братьями, когда они честно поговорили друг с другом, тогда, в церкви. Можете сказать нам, что та сцена значила для Сэма и Дина, не просто их воссоединение, а касательно каждого, и что значит теперь, когда братья полностью отдалились.

Дженсен: Мне кажется, сейчас у нас две точки зрения на проблему от двух совершенно разных людей. Думаю, Дин пытался избежать потери брата всеми возможными способами. Даже если бы это означало открыть Небеса или закрыть ворота Ада, и что бы там ни происходило в конце сезона. Дин выражался предельно ясно – сохранить брату жизнь, во что бы то ни стало. И, совершенно ясно, что Сэм придерживается другой точки зрения: «Я готов уйти. Я убивал, я столько сделал, стольким пожертвовал, с меня достаточно». Но для Дина слишком тяжело это принять, он считает, что пока братья вместе – они выстоят против всего мира. Но стоит им разделиться, как Ангелы или Демоны, или кто еще, возьмут над ними власть. И снова наступит хаос, не то чтобы он до этого не наступал, но все же, пока они вместе, они свободны в своем пути по дороге жизни. Разные точки зрения братьев на проблему их отношений — это и есть общий знаменатель их разногласий в нынешнем сезоне. Дин хочет поступить по-своему, Сэм по-своему, и все это началось в конце 8 сезона, в церкви. Да, это интересная ситуация: братья вместе, но на самом деле они порознь.

РВ: Продолжая разговор о метке Каина и о том, как она воздействует на Дина, о том, что он совершает поступки, которых бы не совершил в более здравом состоянии – Дин решил работать в этом сезоне с Кроули. Нам кажется, у Дина с Кроули складываются интересные отношения, и у вас с Марком Шеппардом отлично получается работать вместе. Как вы думаете, Дин сделал правильно, доверившись Кроули? По вашему мнению, что думает об этом Сэм? Что вам известно о дальнейшем сотрудничестве Дина и Кроули?

Дженсен: Думаю, к сотрудничеству с Кроули Дина подтолкнуло постоянно гложущее чувство вины за то, что он портит и разрушает все, к чему прикасается, что по его вине гибнут люди, например, Кевин, что он поступил вопреки желанию Сэма. Эти мысли заставили его предпринять более решительные меры, что угодно, лишь бы любыми способами извести Абаддона. Его моральные устои несколько пошатнулись после смерти Кевина, после размолвки с Сэмом, так что Дину уже наплевать, во что он ввязывается, главное — результат. Это правда, работать с Марком сплошное удовольствие. У Сэма с Дином всегда были особые отношения с Кроули, и Марк великолепный актер, мы все это знаем, так что работать с таким актером – наслаждение. Мы отлично проводим время на съемках. Что касается развития сюжета, Дину приходится буквально скрести по сусекам, чтобы добиться цели, и, конечно, Сэму ситуация не нравится. Как вы знаете, у них имеется конфликт.

РВ: Говоря о недовольстве Сэма из-за того, что Дин работает с Кроули – мы все помним, на что приходилось идти Дину, чтобы спасти младшего брата. Во 2-м сезоне он вернул его с того света, в 9 сезоне позволил вселиться в брата Гадриэлю. Но Сэму не удалось вызволить Дина из Ада, ему не удалось вызволить брата из Чистилища. Не кажется ли вам, что пришло время Сэму спасти Дина от той ситуации, в которой он оказался. Например, избавить Дина от метки Каина. Может, Сэм начнет догадываться, что на самом деле происходит с братом?

Дженсен: Да уж, Сэм эгоистичный засранец, если взглянуть на их историю в целом. (Смеется) Это так, Сэм слишком увлечен своими проблемами. Может, дело в отношениях старшего и младшего братьев, знаете, как это бывает: «Ты ведь старший, так что сам справишься». В том и отличие их точек зрения, Дин всегда думает: «Я старший брат, я должен присматривать за младшим братом, защищать его, беречь». Это кредо Дина, сколько он себя помнит. Говорю же, они смотрят на проблему под разными углами. Точка зрения Сэма — чему быть, того не миновать, нужно позволить случиться предначертанному, и так это сложилось у Сэма в голове. В сериале вообще долгое время уделялось много внимания Сэму и его проблемам, его точке зрения, сюжет на них основывался. А Дин – он всегда был защитником, следил, чтобы с Сэмом ничего плохого не случалось, берег ему жизнь. Вот потому мы и пришли к нынешним событиям. Все это давно назревало, все 9 сезонов привели к нынешней ситуации.

РВ: Сэм, Дин и Кас были очень заняты в 9 сезоном, ведь столько противников: Абаддон, Гадриэль, Метатрон, Кроули, не говоря уже о некоторых ангелах и демонах. Что в будущем, нам покажут, что сюжетные линии героев начнут сходиться, или они по-прежнему будут заняты каждый своей битвой?

Дженсен: Да, вы знаете, мне бы тоже хотелось, чтобы их дороги начали объединяться, очевидно, так и случится. А то уже становится смешным, типа – в нашем сериале столько народу, а я с некоторыми и не встречался, потому что у нас у каждого своя сюжетная линия. В этом году сценаристы действительно разделили сериал на несколько сюжетных линий. Как актеры мы похожи на стадо заблудших овец. Поэтому, мне кажется, будет лучше, если сюжетные линии сольются, и все начнут действовать сообща. Знаете, мы все ближе к финалу сезона, так что надеюсь, что это скоро случится.

РВ: Мы только что узнали, что выпущено в свет описание эпизода 9.17 Mother’s Little Helper который выйдет через несколько недель, и речь снова пойдет о Хранителях, мы вернемся к дедушке Винчестеру. Можете нам что-то рассказать?

Спойлеры 9.17 Mother’s Little Helper

Дин борется с влиянием, которое оказывает на него метка Каина. Тем временем, Сэм узнает о странном деле – абсолютно чопорные и воспитанные люди становятся вдруг злобными убийцами. Он подозревает, что это одержимость демонами и предлагает Дину расследовать случай, но Дин отвечает, чтобы Сэм отправлялся на дело без него. Расспрашивая местных жителей, Сэм знакомится с пожилой женщиной по имени Джулия, которая рассказывает, что Хранители побывали в городке в 1958 году. Она рассказывает Сэму историю о молодом человеке по имени Генри Винчестер и его спутнице Джози Сэндс. Пока Сэм в отъезде, Кроули проверяет Дина.

Дженсен: Опять та же штука. Джил Маккини вернется, чтобы снова оказаться в роли Генри Винчестера, и это здорово, я считаю, что в прошлый раз он отлично справился! К сожалению, я с ним не работал в этот раз, потому что он снимался во флэшбэках (воспоминаниях о прошлом). Поэтому у нас не было шанса поработать на съемочной площадке вдвоем. Но для сюжета это здорово, Генри Винчестер прольет некоторый свет на события в сериале, на то, что с ним произошло, и это приоткроет завесу тайны над историей Абаддона.

РВ: С нетерпением ждем эпизод! Нам очень понравился Генри в прошлом сезоне. Итак, Сэм довольно резко заявил Дину, что тот принес себя в жертву лишь ради эгоистических побуждений, из-за того, что Дин не хочет оставаться в одиночестве. Однако мы не раз наблюдали, как братья совершали невозможное друг ради друга. Что ты думаешь по поводу этого заявления Сэма, есть ли под ним основание? Совершал ли Дин все свои поступки из-за страха остаться одному, или это только взгляд Сэма?

Дженсен: Хороший вопрос. Не думаю, что Дин считает подобным образом. Я не думаю, что Дин вообще сидит и размышляет: «А зачем я это сделал?» У него это происходит на уровне инстинктов. Для него всегда было главным – защищать. Это его миссия по жизни, которую Дин сам на себя возложил – защищать брата. Да, он забрал его из колледжа 9 лет назад, и, наверное, очень винил себя за это, за то, что втянул младшего брата в их охотничью жизнь. Я не знаю, то ли он просто хотел защитить его, то ли сделал это потому, что боялся остаться один. Не знаю, в чем точно была причина, но я не представляю, чтобы Дин сидел и анализировал свои поступки. Он просто действует под воздействием порыва, на уровне инстинктов, и не слишком волнуется о последствиях. Он просто чувствует, что то, что он делает – верное решение. Поэтому так и поступает. Наверное, как персонаж Сэм более подвержен размышлениям и анализу, и одна из задач Сэма – заставить Дина задуматься над происходящим. Не то чтобы младший брат станет устраивать для Дина сеанс психоанализа, но посмотрим, кто знает.

РВ: Мы говорили о возвращении персонажа Генри Винчестера. Некоторые любимые всеми персонажи также возвращаются в этом сезоне. Что нам следует ожидать от оставшихся серий, может, намекнешь нам, кого еще из старых знакомых мы можем увидеть?

Дженсен: Ну, мы определенно держим в запасе несколько сюрпризов, о которых, как вы понимаете, я не могу говорить. Хотя, я уверен, вы уже догадались, но я буду притворяться, что вы в неведении.

РВ: Ну да, в воздухе носятся слухи, однако, не подтвержденные…

Дженсен: Даже и слова мне не говорите про слухи. Единственное, могу предупредить – не верьте ни единому слову, что услышали или прочитали. В то же время могу сказать, что несколько отличных сюрпризов вас определенно ожидает.

РВ: А кого бы ты хотел снова увидеть, сейчас, когда 9 сезон идет к финалу?

Дженсен: Трудный вопрос. Многих…

РВ: Мы не настаиваем, но все же?

Дженсен: Я не шучу, это действительно трудный для меня вопрос. Сейчас, после 192 эпизодов, я вспоминаю многих актеров, которые приходили и уходили из шоу, например, Себастьян Роше, Ричард Спейт. Давайте я отвечу с позиции Дина, потому что для меня как для актера Дженсена это был бы список из 10-12 человек. Если бы Дин и мог кого-то вернуть в сериал, то это был бы его отец. Сейчас, с теми изменениями, что происходят в Дине в 9-м сезоне, да и вообще, за всю историю сериала – вы, наверное, заметили, что я пытаюсь вылепить из Дина модель его отца, Джона. По некоторым соображениям, я всегда полагал, что Дин со временем станет вести себя, как Джон. Когда отца не стало, для Дина это была огромная потеря. Поэтому, я считаю, что Дин хотел бы прежде всего возвращения отца. Но мы все знаем, что это вряд ли произойдет.

РВ: Говоря о Дине и Джоне, какая, ты думаешь, была бы у Джона Винчестера реакция, узнай он о тайной организации Хранителей?

Дженсен: Наверное, реакция была такой же, как и у его сыновей. Правила игры бы изменились. Думаю, он сказал бы: «Жаль, что мы не знали всего этого раньше, как бы это помогло нам в нашей борьбе с нечистью». Джон сразу принялся бы за дело и нашел бы «пещере Бэтмена» нужное применение, погрузился бы в море знаний о сверхъестественном и тут же бы использовал. Что, кстати, и стали делать парни, когда наткнулись на тайное хранилище. А еще это бы пролило свет на происхождение Джона, и почему он стал таким. Всю свою жизнь Джон считал, что занимается расследованием сверхъестественных случаев потому, что от нечисти погибла его жена, но если бы он узнал, что такая жизнь была ему предначертана прошлыми поколениями, не знаю… для него это было бы, наверное, не просто принять и осмыслить.

Звонит домашний телефон Дженсена.

Дженсен: Я сейчас!

РВ (смех): Видите, мы в прямом эфире. Возвращаясь к разговору о готовящихся сюрпризах в финале, надеемся, не получится, как с Лорен Том. Мы говорили с ней на прошлой неделе, ее имя держалось в секрете, а потом она оказалась в проморолике к эпизоду. Надеемся, в руководстве учтут этот прокол.

Дженсен: Что, правда?

РВ: Ага.

Дженсен: Что ж, у них столько всего…

РВ: Это был канадский вариант трейлера, а они терпимы к спойлерам.

Дженсен: … столько всего происходит сразу в разных отделах телепроизводства, что трудно всех проконтролировать.

clip_image007

РВ: По правде говоря, все были очень рады ее возвращению. И еще мама Трэн и Кевин, и теперь Кевин связан с ней, пока Небеса не восстановятся. Как ты думаешь, им нужно будет послать Кевина на Небеса? Поможет ли это в деле братьев с Метатроном и Гадриэлем?

Дженсен (не совсем понимая вопрос): Не думаем ли мы, что послать Кевина?…

РВ: Ну, все ведь застряли в неизвестности, никто не может попасть на Небеса.

Дженсен: Точно-точно. Уверен, это идет одним из первых пунктов в списке братьев – помочь Кевину оказаться на Небесах, если они придумают, как это сделать. Но не первым. Сейчас им нужно разобраться с Метатроном, Абаддоном, с сопутствующими им проблемами. Когда братья покончат с этим, то примутся помогать дорогим для них людям.

РВ: Сменим тему. Долгое время о «Сверхъестественном» говорили как о «малоизвестном сериале, который, возможно и…». А теперь вы замахиваетесь на спин-офф. Каково это оказаться частью такого масштабного проекта? И как, на ваш взгляд, поклонники «Сверхъестественного» повлияли на идею снять спин-офф?

Дженсен: Хороший вопрос. Знаете, я всегда с осторожностью отношусь к спин-оффам. Мне кажется… Понимаете, я считаю что лучшая версия – это оригинал, и не стоит выходить за его рамки. Сейчас перед нами пример сериала «Древнейшие» (The Originals, спин-офф сериала «Дневники вампира» — прим.перев.) Они как будто крепко стоят на ногах. Может из этого что-то получиться? Да! Но получится ли? Никто точно не знает. Такое может случиться с любым сериалом. Любой пилот, который снимут сейчас, может получить 86% падения в рейтинге. Да, они могут продолжить, подхватив сюжет известного сериала, в какой-то степени это может дать надежду на хорошее будущее, но создатели спин-оффа должны понимать, что получат большую армию поклонников предыдущего сериала, и с этим надо что-то делать, надо как-то удержать, развивать идею. Сейчас мы еще 9 сезон не досняли. Надеюсь, создателей ждет успех, они напишут отличные сценарии и подберут отличный актерский состав. Кстати, я встречаюсь с ними через пару часов. Так что поглядим, мне интересно, сделают ли они верные ставки, возьмут то, что мы делали в течение 9 лет, слегка изменят и создадут успешный проект. Когда это случится и случится ли – я не знаю, я плохо знаком с деталями и тонкостями телепроизводства, с тем, что делает сериал успешным или ведет к провалу. Я лишь знаю, что сейчас я пойду на работу, приду на съемки с выученной ролью, встану, как полагается, перед камерами, сделаю все от меня зависящее в лучшем виде, и потом меня оставят в покое.

РВ: Мы хотим, чтобы вы знали – мы, фанаты «Сверхъестественного», будем поддерживать вас изо всех сил, что угодно для вас сделаем.

Дженсен: Спасибо, приятно слышать, я передам начальству, когда увижу их сегодня, чтобы имели это в виду.

РВ (смех): Да, так и есть. Вы, ребята, установили слишком высокую планку в оригинальном проекте, так что посмотрим.

Дженсен (смеется): Мы с Джаредом, знаете, шутим по этому поводу того, как станем читать сценарий спин-оффа – в темных очках, скотч в руке и мы такие: «Нашему сериалу 9 лет. Хотите, откроем секрет, как добиться такого же успеха? Секрет в том, чтобы умело расслабиться после обеда».

РВ (смех): Вам правда стоит попробовать.

Дженсен: Да уж, я очень хотел бы пойти туда и состроить крутого. Но не думаю, что у меня получится. Это будет выглядеть как дедовщина. Мы же своего рода братство, и к нам прибывают новобранцы.

РВ: Кстати, о дедовщине. Думаете, что-то похожее будет случаться?

Дженсен: Вряд ли. Если спин-офф получится, и будут снимать продолжение, то это будет происходить в Чикаго, наверное. А мы будем заниматься собственным проектом. Скорее всего, мы будем давать им некоторые советы и будем надеяться, что к ним прислушаются.

РВ: Ты играешь роль Дина почти 10 лет. Если оглянуться назад, на развитие персонажа, то какие, на твой взгляд, моменты в сериале сформировали Дина, способствовали его взрослению?

Дженсен: Поиски отца (в 1-м сезоне – прим. перев.). Определенно этот сюжет дал мне возможность почувствовать персонаж, кто он, что из себя представляет, дал мне толчок к дальнейшему эмоциональному развитию персонажа. Так что первые два года сериала стали годами взросления.

Если вспоминать недавние сюжеты, то я бы назвал историю с Чистилищем, эти моменты дали Дину жестокие уроки, сформировали его представление о своей жизни, о жизни других людей, о ситуации вообще: Небеса, Чистилище, Ад. Мне кажется, это дало ему ответы на многие беспокоящие его вопросы, прояснило цели. Не говоря уже о том, что мне вообще нравятся истории с Чистилищем, нравятся персонажи, которых привнес в сериал этот сюжет, нравится съемочная площадка, которую мы организовали тогда, то, каким образом снимались сцены. Мне кажется, это были на самом деле классные моменты. Думаю, особенно для меня важно потому, что Дин был активно вовлечен в сюжет.

Еще один важный момент в сериале, наверное, тот, когда Сэм пил демонскую кровь. Дину приходилось наблюдать, как Сэм движется по своему пути в одиночестве, Дин ощущал себя беспомощным, не в состоянии что-то предпринять. Думаю, тогда Дин особенно остро ощутил, что не сможет сидеть сложа руки и наблюдать, как Сэм погружается в Ад, и что он, Дин, этого не допустит. Думаю, это был переломный для Дина момент, который дал задел на будущее для этого персонажа. Мы видели последствия в прошлом сезоне и видим в нынешнем. Конечно, были еще решающие моменты в сериале. Братья развиваются, не стоят на месте, как и все обычные люди.

РВ: И вопрос напоследок – если бы Дин смог вернуться в прошлое, пересмотреть свои решения и поступки, изменить их, то какие именно, на твой взгляд?

Дженсен: О, да – не приглашать Гадриэля вселиться в младшего брата (Смеется). Думаю, это было бы номером первым в списке. Это был большой ошибкой. Думаю, это одна из причин, по которой Дин себя так сейчас чувствует – «я приношу несчастье всем и каждому». Наверное, по этой причине он словно устранился от реальности, работает с Кроули – ему просто наплевать, с кем он связался… нет, не так, для Дина сейчас главное, чтобы это были не те люди, которые ему дороги. Так что, да, если бы Дин смог вернуться в прошлое, он бы точно отменил некоторые решения.

РВ: Бывало не раз, когда вам приходилось играть Дина, выступающего против Сэма, в которого воплотился Гадриэль, Иезекииль, другие личности. И ты всегда твердо придерживался линии Дина, твой Дин всегда остается неизменным. А это нелегко. Сложно ли играть в паре с Джаредом, когда он не Сэм, а другой персонаж, и что самое трудное?

Дженсен: Самое сложное было играть в паре с «бездушным» Сэмом, потому что это была полная противоположность прежнему младшему брату. Сэм вдруг стал резким и скрытным на эмоции, для него теперь все стало делиться на черное и белое. Он стал напоминать Дина. И потому я не мог изображать резкого и грубоватого Дина, потому что это то, что изображал Джаред в роли Сэма -и это было объяснимо, когда у тебя нет души, тебе наплевать, что человек думает и чувствует. Так что мне пришлось отменить привычные наработки по Дину, было очень трудно, и порой мне казалось, что я сделал из Дина в 6 сезоне какого-то нытика. Мне совсем не нравилось и не хотелось играть такой персонаж, так что это было для меня испытанием. Я не видел Дина таким. То, что «бездушный» Сэм делал с Дином в том сезоне – это было для меня нелегко, потому что мне не нравится изображать Дина нытиком и занудой, но для сериала это было необходимо, потому что нужно было показать контраст с холодным и бесчувственным Сэмом.

Вы тут сказали, что у Сэма было несколько вселившихся в него персонажей, а Дин всегда оставался Дином. После 9 лет работы с Дином, после того, через что пришлось пройти персонажу я, знаете, могу уже спросить себя: «А как бы отреагировал Дин на ту или иную ситуацию?» Вот так я и играю Дина, постоянно представляю себя на его месте. Когда сценаристы обратились к нам с идеей эпизода 6.15 The French Mistake, я сказал: «Ребята, творите что угодно, главное — не просите меня играть Дина по-другому, потому что я лучше всякого знаю персонаж. И тогда я в деле». Конечно не на все 100%, но я уверен, что знаю, как Дин поведет себя в той или иной ситуации. То же самое происходит, когда Сэм у нас не Сэм, а Люцифер, Гадриэль, Иезикиил и кого только они не внедряли в Сэма за все эти годы. Конечно, Дин чуть подстраивается под ситуацию, отчасти, но всегда у Дина остается один общий знаменатель, и пока это неизменно, я чувствую себя комфортно с моим персонажем.

РВ: Хорошо, а теперь вопрос на совершенно иную тему. Можешь нам здесь и сейчас, в прямом эфире, подтвердить, что у тебя нет аккаунта ни в одной из социальных сетей? Ни в твиттере, ни в инстаграмме, ни в фэйсбуке, ни в скайпе?

Дженсен: Ни в одной из социальных сетей. У меня нет аккаунта в майспэйсе. Нигде я не зарегистрирован. Я слышал, что у меня там сотни аккаунтов. Но вы, наверное, понимаете, что это не мои. Знаете, одно время я хотел завести себе где-нибудь приватную страничку, чисто для себя, в фэйсбуке или в инстаграмме, чтобы обмениваться фотками с друзьями и так далее… Но нет, пока ничего не завел, так что я не в курсе, что там творится в мире социальных сетей.

РВ: Даже если ты захочешь создать блог – твоё имя давно занято. Хотя можно придумать бесконечное число вариаций.

Дженсен: Знаю. Отчасти поэтому и не завожу — тот, кто мной притворяется, все мне испортил, так что ну их, эти аккаунты.

РВ: Что есть, то есть. Хорошо, что мы все выяснили, потому что ты не представляешь, сколько народу верит, что ты где-то есть, в блогах. Так что вот, официально заявлено.

Дженсен: С ума сойти! Знаете, если вдруг камни с неба, и я решусь таки завести какой-нибудь блог, не важно, в какой сети – это станет достоверно известно. Даю вам слово, я сделаю официальное заявление. Я сделаю это не частным образом и не тайно, а открыто, так, чтобы все поняли: «Ладно, я продал душу Дьяволу и теперь я в твиттере».

clip_image009

РВ (смех): Ладно, еще один вопрос. Скоро мы увидим режиссерский дебют Миши Коллинза (эпизод 9.17 Mother’s Little Helper – прим. перев.) Каково это было работать с новичком-режиссером? Он с вами советовался? И, конечно, мы хотим знать подробности о шутках с тортом.

Дженсен (смеется): Понятия не имею, о чем вы говорите. Что касается советов… Мы как-то пообедали вдвоем, примерно за 2 недели до того, как нужно было начать подготовку к съемкам, и я выложил Мише все возможные советы и подсказки, какие только мог вспомнить. То есть, такую информацию, который бы и сам ждал в подобной ситуации. И которую, в общем-то, получил, когда готовился к съемкам 6.04 Weekend at Bobby’s. Миша послушно достал мобильный и записал все-все мои наставления. Конечно, я не уверен, слушал ли он внимательно, может, он в этот момент кому-то почту отправлял. Но я постарался подать ему все возможные идеи съемки. Если честно, можно выслушивать сколько угодно советов, но когда ты начнешь работать – возобладают инстинкты и твои личные качества. К счастью, Миша смышленый малый, да и окружен он знающими людьми, давно работающими на площадке, мы Мишу любим, поэтому наша поддержка – как и та поддержка, которую когда-то предоставляли мне – помогла ему пройти все сложности с успехом. К несчастью или к счастью для него, не знаю, пусть сам ответит, мы с Джаредом были не слишком заняты в эпизоде, от силы три дня. Я точно не знаю, как протекал весь процесс съемок. Мы с Джаредом устроили Мише что-то вроде дедовщины, типа, приняли в братство. К несчастью для Миши, мы должны были сниматься день, и еще на следующее утро, у нас не было возможности растянуть шутки на 8 дней съемок эпизода, так что мы отыгрались за 1 день. Миша выдержал все стоически. Это все вы, фаны, виноваты, начали строить предположения о том, что мы устроим Мише на площадке. А мы вовсе и не собирались. Поэтому за все, что случилось с Мишей именно вы и несете ответственность.

РВ (смех): Нет, это Миша виноват, это он сказал, что дрожит от страха в предчувствии, что вы устроите ему на съемках.

Дженсен: Да, точно! А мы просто исполнили его предсказание.

РВ: Правильно! А кто придумал шутку с тортом?

Дженсен: Вообще-то, я.

РВ: Мы дважды видели лицо Миши в креме. Были еще шутки, что остались за кадром?

Дженсен: Многие шутки так и не удалось осуществить, а у меня был немалый список, потому что Миша предпринял после того случай беспрецедентные меры предосторожности. Так что в результате получилось только с тортом, и еще Джаред заполучил его сценарий. Ну, а с остальным, к сожалению, не получилось — во-первых, нас не было в остальные дни, во-вторых, Миша стал слишком осторожен.

РВ: Дженсен, мы очень благодарны тебе за то, что ты нашел время поговорить с нами и ответить сегодня на наши вопросы, мы получили несказанное удовольствие.

Дженсен: И я тоже. Спасибо, что продолжаете оставаться с нами. Возможно, увидимся в Лас-Вегасе?

РВ: Никто из нас туда не поедет.

Дженсен: Как это – никто из вас не поедет?!

РВ: Ну, так вот.

Дженсен: Эх, ладно.

РВ: Винни и я будем в Ванкувере, а Сьюзен поедет в Чикаго.

Дженсен: О, вот это уже лучше.

clip_image011

РВ: А Бекки скоро увидится с тобой, пока еще точно не известно, когда.

Дженсен: Ах, да, с нетерпением жду встречи, это будет WB talking.

РВ: Посмотрим, я никогда не забиралась так далеко на восток, я человек с запада. Посмотрим.

Дженсен смеется.

РВ: Ну вот, меня выдал этот канадский акцент.

Дженсен: Иногда стоит и рискнуть.

РВ: Ага. В общем, скоро увидимся, спасибо за беседу.

Дженсен: Отлично поговорили. Удачных выходных.

РВ: И тебе хорошего вечера, Дженсен, спасибо и пока.

Дженсен: Пока.

Дата: 16 марта 2014

Интересные статьи

ВАШ КОММЕНТАРИЙ: