Интервью с Дженсеном Эклсом (2007 год)

Интервью с Дженсеном Эклсом (2007 год)

Д.Б. По телевидению идёт много сериалов, основанных на паранормальных событиях, так почему Вы думаете, что зрители уделяют больше внимания «Сверхъестественному»?
Д.Э. Очевидная причина — это различия между сериалами, которые идут прямо сейчас. Они — больше о таинственном и неизвестном, тогда как наш намного больше показывает жанр ужаса. Наш больше похож на триллер, в противовес простым «сверхъестественным» сериалам.

Д.Б. И я знаю, что «Сверхъестественные» фанаты довольно преданные. Вы когда-либо имели стычку с чрезмерно фанатичным поклонником?
Д.Э. Они все были очень спокойны. На следующей неделе я отправляюсь в Лондон для первой встречи с фанатами «Сверхъестественного». Поэтому я с волнением жду этой встречи, чтобы увидеть, как нас там примут. Но фанаты у нас замечательные. Когда мы начинали, то знали, что сериал станет либо хитом, либо претерпит неудачи. И мы должны были найти то главное, что заставит зрителей оставить нас в живых.

Д.Б. Ваш сериал вышел на экраны в одно время с «Анатомией Грэй» и «CSI», которые составили жёсткую конкуренцию.
Д.Э. Ни тот, ни другой не станут нам в тягость. Возможно, они могли подкинуть «Американского Идола» для массовки (смеётся).

Д.Б. С тех пор, как Вы стали сниматься в Канаде, как Вам удаётся не бросать свою жизнь в Лос-Анджелесе? Или не удаётся?
Д.Э. Я не бросаю её, но это очень сложно. Если бы мы с Джаредом не работали так, как мы это делаем, мы могли бы поддерживать своего рода «жизнь» в Лос-Анджелесе. Мы в буквальном смысле ставим наши жизни на паузу на девять месяцев. Это жестко. Я провел прошлую неделю моего «отпуска», занимаясь только чисткой дома. Это — жертва, но это лучшая из сложностей, какие у меня есть.

Д.Б. Вы и Ваш коллега Джаред Падалеки отдыхаете вместе после съёмок, или вам вполне хватает общества друг друга на площадке?
Д.Э. Получается весело: у нас такой сумасшедший график, что, если мы хотим отдохнуть с кем-нибудь после работы, то это обычно оказывается кто-нибудь из нас двоих. Мы ложимся в 3 часа утра и не работаем до 4-х часов дня. Наш график сильно отличается от всех остальных, поэтому на отдых у нас остаётся мало времени, и чаще всего мы находимся в компании съёмочной группы. У нас получилась очень милая и дружная семейка.

Д.Б. Я прочитал, что Джареду иногда становится страшно на съёмках.
Д.Э. Нет, нет. Он взрослый парень. Он, возможно, сказал это в начале работы. Я думаю, что мы полностью стали невосприимчивы к страху, когда начали иметь дело со всем этим. Я думаю, что это дает нам немного неправильное восприятие наших реальных жизней. Если я один в моем доме и слышу, как что-что хлопает, то я пойду и проверю, а заодно подумаю про себя, «Хорошо, если это — то, что я думаю, потому что я знаю как иметь с этим дело.»

Д.Б. Так Вы не верите в сверхъестественное?
Д.Э. Не совсем. Мне больше нравится полагать, что есть логическое объяснение для таких вещей, но я никогда полностью не исключал существование чего-то необычного.

Д.Б. Почему большинство ролей, сыгранных Вами, сосредоточены на сверхъестественном?
Д.Э. Это сложный вопрос. Это не моя вина, если так можно сказать. Мне кажется, что это было что-то вроде развлечения, длящегося лет пять или десять. Я думаю, это что-то вроде счастливого билета.

Д.Б. В эпизоде прошлой недели — когда Ваш герой перенёсся к прекрасной жизни рядом со своей подругой и с Сэмом, учащимся в юридической школе, — насколько трудно это было для Вас сыграть роль абсолютно другого плана?
Д.Э. Это был довольно сложный эпизод для меня. После двух сезонов, играя одного персонажа, вживаешься в него полностью. Для меня легко перестроиться на роль Дина, потому что я делаю это так часто... Это было трудно для меня, как человеку и как актеру, которого вытащили из его мира и заставили играть в мире, с которым ты полностью незнаком. Когда вы смотрите этот эпизод, то понимаете, что он не похож на «Сверхъестественное». Вам кажется, что вы смотрите «Девочек Gilmora». Это — весёлый, яркий сериал, и для того, кто привык находиться в темной, захудалой окружающей среде, действительно трудно перевоплотиться и сыграть как надо.

Д.Б. Когда Вы играли одну из главных ролей в «Бухте Доусона», Вы когда-либо думали, что Кэти Холмс выйдет замуж за Тома Круза и станет главным объектом для СМИ?
Д.Э. (смеётся) Мм, нет. Вы не сможете предсказать такие вещи. Кто знает, что случится в следующий момент в этом сумасшедшем Голливудском мире? И это удача, что я работаю в Ванкувере, потому что я избегаю всей этой чепухи.

Д.Б. То есть Вы пытаетесь держаться немного в стороне.
Д.Э. Да, я не хочу быть в гуще всего этого. Я смотрю на красную ковровую дорожку и папарацци, и думаю: «Я здесь, потому что так надо.» Я люблю работать, и я знаю, что это — часть работы. Ты как бы привыкаешь ко всему этому.

Д.Б. А как оценивают Вашу карьеру? Я уверен, что агенты, менеджеры и публицисты хотели бы видеть Вас в «US Weekly» чаще.
Д.Э. Это не показатель, но мне это нравится, это забавно. Это забавно — приодеться и взять подружку на какую-нибудь большую вечеринку. Но в основном, я работаю так усердно, что чаще всего хочу просто провести вечер для себя. Я думаю, что люди находятся в зависимости от общественного мнения. Например, вы видите эти картинки со знаменитостями, снятыми камерой в каком-нибудь необычном месте. Я думаю, глупо полагать, что их застали врасплох эти камеры — нет, они знают, что они делают. Если вы куда-то едете, значит вы хотите чтобы вас сфотографировали.

Дата: 13 июня 2007

Интересные статьи

ВАШ КОММЕНТАРИЙ: